Историческая справка

В III-V вв. н. э. на египетских и сирийских территориях появились первые монахи. Целью их являлось обретение спасения через жизнь во Христе. Первые христиане, отрекаясь от мирской суеты, понимали заповеди Христа и учение апостолов буквально. Поэтому, уходя в Египетские пустыни, они зачастую жили отшельниками.

При отсутствии возможности поселиться вдали от людей, монахи давали обет вселения в затвор, закрываясь в одиноких пещерах как в гробу и тем самым полностью отказывались для мира, оставаясь наедине с Богом. Они и стали называться схимонахами.

Некоторые из них стали основывать монастыри или присоединяться к уже существующим. Таким образом затворничество перестало быть основным обетом.

В практике восточного монашества начала IX века окончательно установилось трехступенное деление монашествующих.

Они разделялись на:

  • новоначальных (послушников);
  • малосхимников;
  • великосхимников.

Уставом патриарха Алексия монахов разных степеней различали друг от друга по одежде.

В России разделение монахов на степени ввел преподобный Феодосий Печерский.

История развития:

  1. С XII по XIV векв богослужебной практике русской церкви господствовала сербская редакция посвящения в ангельский образ, которая шла с Афона и отличалась от греческого оригинала.
  2. С XV в. чин малой схимы был исправлен по греческим молитвословам.
  3. Чинопоследование великого ангельского образа подверглось значительному сокращению лишь в XVII веке.

Иноки — древнее русское название монахов, которое происходит от слова «иной». Чернецом (черницей) иногда называли монахов (монахинь) из-за черного цвета одежды.

Инок кто это в православии

Преподобный Пахомий Великий — один из первых схимонахов. Он упорядочил чин пострижения. На четвертом Вселенском Соборе произошло закрепление системы монашества, благодаря которой пустынники, жившие в монастырях, стали называться схимонахами, или затворниками. К лику святых были причислены многие из этих затворников.

В XVIII-XIX вв. государственная политика была такова, что пострижение в схиму прекратилось. Но в 1887 г. игумения Евфрасия (Лихарева) из Успенского женского монастыря осмелилась просить Владимирскую Духовную Консисторию о пострижении трех монахинь, отличавшихся высокой духовной жизнью, в великую схиму.

Прошение приняли с неподдельным удивлением. В июне того же года после разъяснительной переписки Архиепископом Феогностом (Лебедевым) пострижение было разрешено.

Благодаря сохранившимся в монастыре документам, об этих монахинях-схимницах Евфрасии, Анастасии и Анатолии имеются довольно подробные сведения.

Термин «малосхимники» не употребляют в современном православии. Постриженника в малую схиму называют просто — монах. Великосхимник — это идеальный образ монаха, путь обретения совершенства.

Первоначально схимонахи почти не общались ни с кем и без устали читали молитвы. Но в XIX–XX вв. в мужских и женских монастырях многие старцы и старицы (схимонахи) в самоотречении обретали дар предвиденья, особой премудрости. По этой причине правящий архиерей благословил схимонахов на утешение приходящего народа.

Многие схимонахи были причислены к лику святых после своей смерти. Самыми знаменитыми обителями являются Оптина Пустынь и Спасо-Бородинский монастырь.

В ХХ веке в России великий ангельский образ приняли многие монахини. Одна из принявших постриг в 1969 году в Вильнюсе — матушка Варвара, настоятельница Пюхтицкого монастыря. Обычно при постриге дают новое имя, но матушке Варваре оставили ее монашеское имя в честь святой великомученицы Варвары.

Пастырь строгий

— Что послужило причиной вашего прихода в храм?

— Была к этому внутренняя потребность, какой-то порыв, зов. Просто шла куда то, понимая, что не могу жить так, как живу… И случайно зашла в храм на Краснопресненской. Помню, зашла как была — в брюках. В глубине пустого храма стоял незнакомый мне священник. Не помню, как к нему подошла, о чем спросила…

— Тот батюшка — это и был отец Георгий Бреев, ваш будущий духовник?

— Да… У меня как-то тяжело заболела мама, у нее была операция, тогда я бросилась к отцу Георгию. Он помолился — и все было хорошо. Потом он приехал к моему умирающему парализованному отцу, соборовал его — и отец встал на ноги и уже до конца своих дней был на ногах.

…Как-то решилась подойти к отцу Георгию и попросить его взять меня в духовные чада. Мы беседовали в маленькой крестильне. «И у меня бывают сомнения… — сказал батюшка к моему немалому удивлению, — может быть, ты встретишь священника лучше меня?» Я оторопела. «Ну хорошо, — подумав, сказал он, — приходи через год».

Ровно через год, на Крещение, я стояла в храме, в очереди за крещенской водой, стесненная со всех сторон людьми. Равномерный шум от беспрерывно льющейся воды и звон металлических крышек, бьющихся о бидончики, заглушили негромкий голос отца Георгия — батюшка каким-то чудом извлек меня из тесноты: «Что же ты так долго не приходила?» «Я приходила, батюшка, весь год приходила, да не попадала на ваши службы!» — обрадовалась я.

Инок кто это в православии

Так отец Георгий стал моим духовным отцом. С тех пор что-то изменилось вокруг и внутри меня. Все горести и скорби приобрели иной смысл: они перестали быть непереносимыми…

Уровень отношений духовного отца и чада трудно оценить или с чем-то сравнить. К сожалению, редко вижусь с батюшкой, он в Крылатском, далеко, но я знаю, что он молится, и это мне дает силы жить. Сколько раз было так, что благодаря его молитвам оставалась живой!.. Благодарю Бога, что Он послал мне такого батюшку.

Предлагаем ознакомиться  Смысл крещения ребенка в православии

Хорошо запомнила одну из его проповедей (а они у него все особенные, такие, каких я больше ни у кого не слышала), когда он говорил о том, чтобы нести свой крест. Отец Георгий сказал — и мне это легло на душу и запомнилось, — что надо стараться понимать себя самого, со всеми своими дарами, со всеми своими немощами. Надо разумно относиться к себе самому… и к ношению своего креста. Он, конечно, необыкновенный человек, и священник чудесный.

Кто такой монах-схимник

Монаха, принявшего «великий ангельский образ», называют схимником.

Внешний вид

Все одежды монаха предназначены для духовной борьбы (брани) с миром, плотью и дьяволом.

Они являются всеоружием Божьим:

  1. Власяница, или хитон, является напоминанием клятвы нестяжания.
  2. Параман — небольшая четырехугольная плащаница , носимая на спине (хребте), на которой изображены восьмиконечный православный крест, Адамова голова и орудия Христовых страданий. Надпись гласит: “Азъ язвы Господа моего Iисуса Христа на тѣлѣ моемъ ношу “. Ношение этого плата постоянно напоминает о кресте, который взял на себя монах.
  3. Ряса (риза радования) — напоминает об обете послушания.
  4. Пояс кожаный знаменует подпоясание силой истины, обновление духа и умерщвление плоти.
  5. Мантия (паллий) знаменует охраняющую монаха силу Божию, а само облачение называется ангельским.
  6. Клобук (наглавник) — это шлем, который монах, словно воин, надевает для защиты от врагов (искушений) как надежду на спасение. Этот головной убор снимается на шестой день после пострижения. Новопостриженного из храма переводят в келью.
  7. Сандалии знаменуют готовность инока на всякое дело благое и послушание.
  8. Четки (вервица) называются мечом духовным, так как указывают иноку на постоянное пребывание в молитве. Также они нужны для совершения молитвенного правила.
  9. Кукуль (в переводе с древнегреческого означает «чепец, колпак») знаменует шлем спасения и указывает на высшую степень совершенства — младенческое беззлобие. Он является кругообразно расположенным капюшоном, скрывающим голову и плечи, имеет остроконечный верх и украшен крестами. Всего пять крестов: на челе, на груди, на обоих плечах и спине.
  10. Аналав — это украшенная крестами широкая длинная полоса с прорезью посередине. Носится на спине и груди, а надевается через голову. По сути, это то же, что параман для малосхимника.

Правила поведения

У схимонахов остается только одно послушание — духовничество и отправление литургии. То есть, кроме молитвенного служения, они ничем не занимаются.

Рясофор, наоборот, проходит испытание на выдержку, выполняя в обители разноплановые работы наравне с трудниками (проживающими в монастыре работниками).

Монах дает при постриге три обета.

Это:

  1. Обет нестяжания (бедности) подразумевает полный отказа от какого-либо личного имущества.
  2. Обет целомудрия — это не только безбрачие, но и отрицание пола вообще.
  3. Обет послушания — отказ от собственной воли.

Как объяснить необъяснимое?

— Матушка, а ведь вы могли просто жить жизнью благочестивой мирянки и не помышлять ни о чем большем, но приняли постриг. Что подтолкнуло сделать этот шаг?

— Все спрашивают, что случилось (улыбается — Прим. ред.). Была артистка — стала инокиня. С чего вдруг? Может, любовь несчастная, может, еще что-то? Всем хочется какой-то мелодрамы, чего-то такого человеческого, чем можно было бы такой поступок объяснить. Но как объяснить необъяснимое? Как объяснить жизнь?

Когда я сказала отцу Георгию: «Батюшка, мне так тяжело бывает на съемочной площадке, мне это уже неинтересно, а в монастыре так хорошо!» (я тогда снималась в Киеве и в перерывах между съемками ходила в Киево-Печерскую Лавру), он ответил мне: «Я тоже когда-то очень хотел стать монахом, но Господь распорядился иначе». Еще он сказал, что в монастырь приводит исключительно Господь. Это очень просто и очень ясно — в монастырь за руку приводит только Он.

— То есть получается, это в большей степени призыв Бога, чем расчет и выбор человека?

— Конечно. Если даже человек сто лет будет планировать, что он пойдет в монастырь — у него ничего не выйдет.

— Как вы почувствовали этот зов Божий?

— Каждый человек обладает внутренним голосом, или совестью, к которой он либо прислушивается, либо нет. Есть что-то такое, что не объяснишь бытовым языком, но что может переживать каждый человек.

Когда-то мы с сыном, которому было три года, чуть не попали под поезд. Это был знак, очень страшный. Тогда я вдруг спохватилась, стала думать: «Боже мой, почему Ты нас оставил?» — даже не «почему?», а «для чего?». Всякий раз после подобного случая нужно обязательно подумать: для чего сохранилась жизнь или почему она вдруг была отобрана, как у этих несчастных девочек, которых застрелил белгородский маньяк… Ведь все, что случается, — это по промыслу Божиему, да?

Голос Божий есть в каждом человеке, и я Его почувствовала, когда решилась на постриг.

Инокиня Ольга (Гобзева). Фото Михаила Моисеева

Инокиня Ольга (Гобзева). Фото Михаила Моисеева

— История вашего пострига словно из какой-то сказки: в среду первой седмицы Великого поста владыка Амвросий (Щуров) дает вам четки и платок послушницы, в воскресение — постриг… Что вы чувствовали, о чем думали при этом?

— Сам постриг произошел для меня неожиданно. Психологически я не была к нему готова. Да, действительно не понимала, что происходит, я как бы опаздывала за событиями, все шло впереди меня. И когда начался постриг, я словно умерла. Разве что стояла вертикально. Во мне все замерло, не было никаких чувств, только полное ощущение мертвости.

Ожила я потом, постепенно, с молитвами архиепископа Амвросия, когда он по очереди давал четки, рясу, клобук… Тогда не почувствовала опоры, пола. И не только я: послушница Валентина, которую тоже постригали, признавалась мне потом, что не могла до пола дотянуться и ходила как будто по воздуху. Вот так мы умерли, а потом воскресли.

В рясофор меня постригли в 1993 году. В монастыре я прожила года два, а потом владыка Сергий (Фомин) — сейчас он митрополит Воронежский и Борисоглебский — отозвал меня из монастыря, в Синодальный отдел церковной благотворительности и социального служения, председателем которого он тогда являлся.

Предлагаем ознакомиться  Православие молитва задержание когда читают

Поскольку у нас митрополит как в армии генерал, то, конечно, все подчинились. А я подчинилась с радостью, потому что владыку я знала еще до пострига. С владыкой Сергием мы познакомились на Рождественском празднике, в подготовке которого принимала участие. Он тогда был архиепископом Солнечногорским. И когда познакомились и даже не так долго поговорили, я вдруг подумала: «Господи, какой же это умный, разносторонний, интереснейший человек!»

Так что работать в Отделе церковной благотворительности и социального служения Московского Патриархата с владыкой Сергием было для меня большой радостью. Хотя и пришлось ради этого покинуть стены обители, снова жить в миру.

— Вообще нам обычно представляется, что в монашество идут люди совершенно особые, уникальные. Разве может обычный человек «шагнуть в пустоту»?

— Что значит «обычный человек»? Ведь у всех — у монахов, у священников и у обычных людей — руки, ноги, сердце… И все способны чувствовать, страдать. И даже грехи могут быть одинаковыми. Ведь может так случиться, что какой-нибудь монах впадет, например, в грех пьянства. Другой вопрос — монах понимает, что это страсть, наваждение, что это гибельно.

Инок кто это в православии

Представьте: Симеон Новый Богослов — у него было непосредственное общение с Богом, а читаешь его гимны — он там такие невероятные грехи называет, о которых даже простой человек скажет: «Ого!» А это только помыслы!

Человек — все равно человек. Господь создал человека по Своему образу и подобию — каждого. Будь ты монах, или бомж, или служитель Мельпомены, артист или ресторатор, ты все равно человек.

Принятие схимы

Существует три чина пострижения.

Последовательность постригов:

  • в рясофор — последование во одеяние рясы и камилавки;
  • в мантию;
  • в схиму.

Для чего нужно

Святой Православной Церковью выделяемы три состояния монашеского подвига: послушничество, монашество, схимничество.

Эти состояния определяются как приготовление к подвигу, сам подвиг и высшее исполнение подвига:

  1. Первая ступень — испытания послушников, готовящихся к принятию самого подвига (монашества). Новоначальные живут много лет в монастыре как послушники, изучая все, что должен знать каждый монах, усердно трудясь и пребывая в молитвах.
  2. Монашествующих второй ступени называют малосхимниками, или совершенными.
  3. Третья ступень — это схимонахи, или совершеннейшие.

Постриг в рясофор

Схима с ее двумя ступенями следует сразу после рясофора (по-гречески «носящий рясу») или послушника. При пострижении в рясофор никакие обеты послушником не даются. Над послушником читают специальные молитвы, а волосы крестообразно постригают. При этом постригаемый порой даже не меняет имени. Теперь его зовут рясофорным монахом (иноком).

Послушник получает право носить рясу, которая символизирует:

  • покаяние;
  • плач;
  • отречение от мирской суеты.

Инок кто это в православии

Слово «ряса» с греческого переводится как «ветхая, потертая».

Облачение инока состоит из:

  • подрясника;
  • рясы;
  • камилавки;
  • пояса;
  • четок.

На этой ступени инок готовится к принятию малосхимничества.

Малая схима (мантия) — это, собственно, и есть монашество.

Продолжительный постриг делится на две части — оглашение и пострижение:

  1. Первая часть состоит из увещания, принесения обетов послушания, нестяжания, целомудрия и аскетизма, наставлений давшему обеты, молитвы и наречения новым именем.
  2. Во второй части обряда совершается сам постриг и облачение в одежды.

Пострижение власов является основным действием при этом постриге и этим самым напоминает собой обряд Крещения. Надевая не один, а два креста (большой деревянный на грудь и второй (параман) на спину), постригаемого нарекают новым христианским именем. В руки дается третий крест. Этот постриг называют вторым крещением.

Монашество — это призвание, а не выбор человека. И если настоятель монастыря не увидит в человеке этого призвания, то постриг может не состояться. Так как ответственность за постриг ложится именно на настоятеля, то он должен определить правильность выбора пути и намерений послушника.

Преподобный Антоний Печерский — один из самых первых монахов на Руси, основавший Киево-Печерский монастырь.

Постриг в великий ангельский образ величествен и долог. При пострижении монах дает крайне суровые клятвы: отречение от земной жизни выражено еще сильнее, чем при постриге в малосхимники, ведь монах полностью отрекается от мира.Этот постриг является образом смерти для мирской жизни и начала жизни горней.

Куколь снимается только на восьмой день после пострижения, об этом произносится специальная молитва настоятелем. Это делают для того, чтобы вернуться к телесному труду и рукоделию. Снова надевается он без повторного благословения настоятеля.

Предлагаем ознакомиться  Отшельник и умеренность

Битва и чудо

— Но ведь одно дело соблюдать заповеди в миру, а другое — в монастыре. Мирскому человеку странно и страшно монашество…

— Правильно, что страшно.

— Почему, как вам кажется?

— Потому что там серьезные скорби, серьезные падения, которых в миру не бывает. Монастырь — это битва. Надо приготовиться к тому, что тебя будут бить, бить и бить.

Сейчас думаю, как правильно, что меня так гнали в начале монашества, и было столько скорби. Еще бы: актриса — инокиня! Да меня чуть не убили за это. Гоняли, как сидорову козу. Говорили: вот, она новую роль играет — инокиня! Это как выйти на бой, на ринг.

Был такой американский фильм «Солдат Джейн», и в нем есть сцена, где героиню лупят, бьют, невзирая ни на что. Меня, конечно, в буквальном смысле не били, хотя и пытались скинуть с машины когда-то, и ведро картошки в меня запускали (еле увернулась!) — все это пережила. И ценю это. Как, наверное, наиболее ценный период в моей биографии.

Все потому, что монашество — отнюдь не безоблачный и не простой путь. И действительного, реального ощущения Господа, Ангелов, Пресвятой Богородицы, внутреннего покоя и радости так просто, без скорбей, никогда не будет. А оно ни с чем несравнимо.

схима

Представьте себе то ощущение покоя, которое возникает у уже опытного монаха — ощущение ровной радости. Когда никакие болезни и скорби не могут поколебать этого невероятной чистоты озера, наполненного красотой бытия. Это же чудо!

Для них я просто Оля

— И тем не менее сложилось так, что ваша жизнь проходит вне монастырских стен. Возвращаться в мир для отказавшихся от мира — здесь есть какая-то нестыковка, неправильность, ведь монаху все-таки место в монастыре… Как вам кажется?

— Конечно, в монастыре. Но ведь путь у всех разный, а я еще только на пути к монашеству. Не знаю, каким долгим этот путь будет и сколько Господь мне еще отмерит шагать, но я в пути. Да, я прохожу сейчас послушание в миру. Здесь я вроде местной достопримечательности. Те, кто живет рядом, меня знают. Одна бабушка, когда я куда-то уезжала и вернулась, даже говорила: «Ой, вы здесь? Слава Богу!»

Мои знакомые, подруги, сестры-монахини, тоже живут в миру и все вокруг них говорят: «Как хорошо, что здесь живут матушки!»

— А в чем состоит ваше послушание?

— Отец Георгий благословил меня продолжать дело патронажной службы, помогать пожилым актерам. Мы ухаживаем за моими бывшими коллегами, актерами советского периода. Это люди с разными судьбами, часто очень больные. Они все пришли уже к какому-то финалу, иногда очень печальному. И когда мне кто-то из них звонит — не буду называть фамилии, — вдруг понимаю, что они — мои, что не могу их оставить, не ответить на их звонок или просьбу, даже если бывают совершенно абсурдные вопросы, иногда исходящие из глубокого эгоизма, все равно нужно ответить — это люди страждущие.

Конечно, сейчас много есть благотворителей и актерам помогают еще какие-то другие организации. Но дело в том, что люди, к которым я прихожу или к которым посылаю своих сотрудников, — они мне не чужие. Более того, они знают и доверяют мне. Впустить в квартиру человека — дело опасное, и мало кто на это может решиться.

— Тяжело?

— Иногда, да. Нужно, чтобы было ощущение, что вы готовы отречься себя ради другого. Господь говорит: «Возлюби ближнего своего». Когда ты начинаешь понимать и чувствовать другого как ближнего своего, это уже может быть началом такого самоотречения. А потом, даже если у тебя болят ноги или что-то еще, надо сделать то, о чем тебя попросили, не откладывая, если это в твоих силах.

— А не хочется вам все-таки когда-нибудь вернутся обратно в монастырь, насовсем?

— Уже сказала, что это мой путь. Меня зовет к себе одна моя любимая игуменья. Я смотрю на нее с восхищением и с радостью побежала бы к ней. А как же побежишь? Вдруг позвонит кто-то из «моих» актеров и скажет: «Оля, у меня ноги болят…»? Не знаю, это ли иночество? В том послушании, которое я несу в миру, наверняка, есть свой смысл, свое служение — служение людям. Монах — он ведь для Бога и для людей.

Вернуть женщину

— Матушка, как вы считаете, что происходит сейчас с человеком в миру? Вы сказали, что свобода — в монастыре, но ведь в миру она тоже есть. Правда, другая…

— Да, другая. Современный человек перестает слушать голос своего сердца. Мы прислушиваемся к своим впечатлениям, к чему то, лежащему на поверхности. О многом мы судим так, будто говорим о еде, на уровне «нравится — не нравится».

Человек теряет важный инструмент — сочувствие. У некоторых отсутствие сопереживания перерастает в психическую болезнь. Некоторые актеры, которые считали себя средоточием мира, думали, что весь мир лежит перед ними и все восхищаются их красотой и талантом, не выдерживают реальности и начинают очень серьезно болеть.

Сейчас женщина не такая, какой она была в прошлых веках, в ней нет притягательности, тайны. Виновата, может быть, и не она сама, а тот, кто ее к этому привел. Мир может разрушиться, если не вернуть нам ту женщину…

— А в чем миссия женщины, как вам кажется?

— Мне кажется, женщина должна быть с Богом, особенно когда она готовится стать матерью. Дар Божий женщине — иметь дитя. Разве может этот дар идти в сравнение с возможностью сделать карьеру? Как только у женщины появляется ощущение, что она ждет новую жизнь, она сразу должна броситься в Церковь и молиться, молиться о своем ребенке.

схимник и рясофор

— Матушка, что для вас стоит на первом месте в монашестве?

— Само монашество. Наверное, у вас будут разговоры с более просвещенными матушками, игуменьями. Они все расскажут, дополнят меня. Я всего-навсего труженик по послушанию, рядовой член Церкви. Только труженик. И все.